ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. 

Дискриминационные практики в отношении меньшинств

Дискриминационные практики в отношении меньшинств

Полиция прибывает на место выселения цыган из незаконно занимаемого жилья в Будапеште.

В Венгрии проживает большое количество национальных меньшинств, которые, по официальным данным, составляют около 6% населения, а по неофициальным — их численность доходит до 15%. Самое большое этническое меньшинство в стране— цыганское.При общем населении в10 млн. человек число цыган в Венгрии составляет примерно 700–800 тыс. Цыгане же являются и самым дискриминируемым меньшинством страны.

Сегрегация цыган в школах остается одной из проблем современной Венгрии. Почти 80% коррекционных школ страны заполнены цыганами. Власти объясняют это слабой образовательной подготовкой цыганского населения, однако на деле в эти школы сотрудники образовательных учреждений автоматически записывают большинство цыганских детей. Несмотря на судебные решения, подобная дискриминационная практика, которая опирается на застарелые предрассудки,остается.70%венгерских родителей не хотят, чтобы их дети сидели за одной партой с цыганом. Согласны с ними и 86% школьников 16-летнего возраста.

Детей цыган часто направляют в специальные «цыганские» школы или классы в школах. Их часто подвергают сегрегации и вне классных комнат, например, им не дают использовать общие игровые площадки или столовые.

Цыгане подвергаются дискриминации на рынке труда. В настоящее время из 400 тыс. трудоспособных цыган заработок имеет лишь каждый четвертый. Как правило,они выполняют низкооплачиваемую работу, имеющую сезонный или временный характер. При этом цыгане практически всегда являются первыми кандидатами на увольнение и зачастую не могут добиться восстановления на работе законными методами.

В Эрпатаке мэр, сторонник партии «Йоббик» ввел для цыган программу общественных работ, ставя условие участия в них для получения дополнительных социальных благ .

На улице полицейские останавливают цыган втрое чаще, чем других граждан. А суды нередко приговаривают их к более суровым наказаниям, чем нецыган.

В 2014 г. была отмечена попытка выселения 450 семейств цыган в г. Мишкольц, чтобы освободить место для строительства стадиона. В мае мэрия города предложила цыганам оставить свои дома в июле, получив примерно 6,5 тысяч евро компенсации для покупки нового жилья с запретом продавать или закладывать его в течении пяти лет. При этом никакого альтернативного жилья цыганам предложено не было. К началу декабря 2014 г. было выселено без предоставления альтернативного жилья 30 семей .

7 августа 2014 г. стало известно, что два фильма , повествующие о дискриминации цыган, не допущены к показу на международном кинофестивале CineFest, местом проведения которого является тот же Мишкольц. Руководство CineFest обосновало это тем, что в связи со стартующими в Венгрии после фестиваля муниципальными выборами показ такого рода картин может привести к политическим конфликтам в стране. В интервью немецкому информационному агентству DPA представитель кинопрокатной фирмы DunaDock, венгерский режиссер Диана Гроо, высказала предположение, что решение устроителей CineFest могло быть вызвано опасениями лишиться госдотаций в случае допуска лент к показу на фестивале.

26 сентября 2014 г. министр трудовых ресурсов Золтан Балог встретился с представителями Ассоциации свободных евангелических церквей и Венгерского евангелического альянса. Представители религиозных общин сообщили о трудностях удовлетворения нормам права в связи с «жесткостью» Церковного закона. В ходе диалога Золтан Балог заявил: «Изменения статуса церковь не может быть трудным для религиозных общин, которые ведут активную деятельность».

Достаточно широко распространены в Венгрии дискриминационные практики в отношении мигрантов.

Просителей убежища часто содержат под стражей, не пытаясь применять альтернативные способы содержания. Впрочем, после критики евроструктур максимальный срок содержания был ограничен 6 месяцами. Однако основания для помещения под стражу остаются достаточно расплывчатыми. По данным на июль 2014 г. под стражей содержались 25% просителей убежища. Как альтернативу содержанию под стражей беженцам предлагают внести залог, но его сумма — 2000 евро — является неподъемной для большинства из них. Среди задержанных много несопровождаемых детей и подростков, которых содержат вместе со взрослыми.


Венгерские полицейские сдерживают беженцев на железнодорожном вокзале Будапешта, Венгрия.1 сентября 2015

Просители убежища содержатся в трех центрах — в Бекешчабе, Ньирбаторе и Дебрецене. При этом, условия содержания в ряде случаев жестче, чем режим в лагерях для мигрантов, ожидающих депортации.

К дискриминационным практикам относится и требование об обязательном наличии действующего загранпаспорта у лиц, пребывающих в страну в рамках воссоединения семей. Это ударяет по беженцам из Сомали и некоторых других регионов, поскольку выданные там документы, а также документы, выданные Международным красным крестом, не признаются в Венгрии.

Для борьбы с нелегальными иммигрантами в середине июня 2015 года Венгрия объявила о своих планах построить забор вдоль границы с Сербией. Как было объявлено министром иностранных дел (Peter Szijjártó), правительство "поручило министерству внутренних дел физически закрыть границу с Сербией". Не было никаких консультаций с сербскими властями вплоть до реакции сербского премьер-министра Вучича, который заявил, что был "удивлен и шокирован".

Приемные центры в Венгрии были явно перегружены в первой половине 2015 г. По состоянию на 30 июня, в два раза больше людей (около 4000 тысяч) остались в приемных центрах. При этом сами центры не рассчитаны на одновременное нахождение в них более 2000 человек.Людей пришлось селить в палатках и контейнерах. Многие лица, ищущие убежища, были размещены в спортивных залах. Ситуация в центрах приема подверглась критике со стороны Совета по борьбе с расизмом Европейской комиссии, а также со стороны Европейской комиссии против расизма и нетерпимости (ЕКРН) в докладе, опубликованном 9 июня 2015 года. В докладе сказано плохих условиях, проблемах гигиены, грубом обращении и недостаточной юридической помощи в центрах временного содержания. Согласно данным ЕКРН, 22% лиц, ищущих убежища, ограничены в своей личной свободе. В докладе утверждается, что даже семьи с маленькими детьми размещаются в закрытых приемных учреждениях. При этом, как пишет ЕКРН, физическая и вербальная агрессия часто происходит в закрытых центрах приема.

После расследования ситуации в одном из таких центров содержания в январе 2015 года, Уполномоченный по основным правам (Laslo Székely) сообщил о серьезных нарушениях закона и основных личных прав задержанных (например, постоянное наблюдение и сопровождение вооруженной охраной, содержание в переполненных комнатах, несмотря на достаточное количество свободных мест, плохое медицинское обслуживание, обыск задержанных женщин со стороны охранников-мужчин и т.д.).

Что касается дискриминации в отношении иммигрантов, то лишь немногие и редкие случаи были опубликованы в первой половине 2015 года. Так например, жители города Сегед на юге Венгрии сообщили в июне о случае, когда полицейский автомобиль помчался с высокой скоростью и и звуковым сопровождением в сторону группы лиц, ищущих убежища, которые только что пересекли границу. После того, как машина остановилась, полицейские выскочили из машины и долго смеялись над испугавшимися беженцами. Аналогичная картина была описана в репортаже "подпольного" журналиста, который присоединился к группе лиц, ищущих убежища, и прошел через процедуры приема. В докладе описывается поведение полиции и иммиграционных служб как противоречащие друг другу. По словам журналиста, сотрудники использовали жесткий венгерский язык, оскорбляя лиц, ищущих убежища.

Тем не менее, в своих отчетах представители полиции отвергают такие обвинения. Официальный сайт венгерской полиции цитирует лиц, ищущих убежища, которые подтверждают их хороший опыт работы с венгерскими офицерами, которые "уважали их человеческое достоинство". В конце июня серия полицейских рейдов против беженцев имела место в Будапеште. По словам анонимного источника в полиции, полиции было приказано принять меры против мигрантов с целью сократить их количество и сделать все возможное для того, чтобы найти причины, чтобы подать в суд и выдворить их с территории страны. Это доказывает, что венгерское правительство подходит к кризису беженцев как к политическому вопросу, и решения принимаются на основе политических соображений, исходя из реальных целей правительства.

В целом можно сделать вывод о том, что правоприменительная практика венгерских властей в отношении беженцев претерпела в 2015 году существенные изменения в сторону ужесточения. Суровая правительственная риторика, направленная против беженцев, поправки к законам о предоставлении убежища и в уголовный кодекс - все это было дополнены мигрантофобской правоприменительной практикой, направленной на вытеснение мигрантов из страны. Все это было направлено на убеждение венгерской общественности, в значительной степени уже зараженной ксенофобией, в том, что лица, ищущие убежища и мигранты как таковые представляют угрозу для Венгрии, а также на демонстрацию решительности правительства бороться с ними.

Беспрецедентно большое число лиц, ищущих убежища, прибывших в Венгрию в 2015 году, перегрузило венгерскую систему по приему беженцев. Всего в 2015 году в стране было зарегистрировано 177.000 просителей убежища, но почти все они прибыли в октябре. Государственная система была не готова к приему такого большого количества людей, что привело к целому ряду проблем и злоупотреблений. Закрытие сербской границы 15 сентября, а затем хорватской границы 16 октября 2015 года на основании принятых законов о "списке благоприятных для жизни стран", автоматически перекрыло маршрут через территорию Венгрии. С тех пор число лиц, ищущих убежища, поступающих в Венгрию сократились почти до нуля.

Тем не менее, Европейская комиссия зафиксировала целый ряд нарушений как венгерского миграционного законодательство, так и собственно директив ЕС. Комиссар Совета Европы по правам человека также подверг критике положения и правоприменительную практику Венгрии в ноябре 2015 года с заключением, что Венгрия нарушает свои обязательства в области прав человека. В крайне критическое заявление сделал 17 сентября Верховный комиссар ООН по правам человека, который пришел к выводу, что законодательные поправки вместе с правоприменительной практикой, начиная с 15 сентября 2015 года, представляют собой массовое, многоуровневое нарушение международных обязательств Венгрии в области прав человека[1].

Из-за новых правил и закрытия границы, получить международную защиту в Венгрии практически невозможно. Процедура предоставления убежища по ускоренной процедуре, как правило, заканчивается либо принудительным возвращением человека в страну, из которой он приехал в Венгрию (в основном это Сербия) или лица, ищущие убежища, поощряются выехать из Венгрии в Австрию.

К середине 2015 года все центры по приему беженцев в Венгрии оказались переполнены - в них содержалось в 2-3 раза больше людей, чем это предусмотрено всеми европейскими нормами. Совет Европейской антирасистской комиссии, а также Европейская комиссия против расизма и нетерпимости (ЕКРН) подвергли резкой критике ситуацию в центрах приема в докладе, опубликованном 9 июня 2015 года[2]. В докладе сообщается не только о переполненности центров, но и о гигиенических проблемах, грубом обращении и недостаточной юридической помощи в центрах временного содержания беженцев. В докладе также утверждается, что 22 процента лиц, ищущих убежища, ограничены в своей личной свободе, будучи размещенными в закрытых приемных сооружениях, в которых имеют место физическое насилие и словесные оскорбления. Причем решения о размещении тех или иных лиц в таких центрах, как правило, принимаются произвольно. Те же проблемы были отмечены в августе 2015 года в докладе Венгерского Хельсинкского Комитета (ННС). После закрытия южных границ просителей убежища, которым разрешено въехать в страну, размещают в транзитных зонах прямо на границе, пока их заявление не будет обработано. ННС подверг критике практику размещения ищущих убежища в транзитной зоне на венгерско-сербской границы в пункте Röszke в связи с незаконной практикой задержания, отсутствием каких-либо гарантий, постоянного доступа к профессиональной юридической консультации, отсутствием сотрудничества с профильными НПО, которых просто не допускают в транзитную зону, неудовлетворительным качеством продуктов питания, которые предоставляются задержанным, отсутствием профессиональной психологической помощи, ограниченной доступностью переводчиков и т.д.

Нечеловеческие условия содержания и унижающие достоинство виды обращения в венгерских центрах временного размещения, включая транзитные зоны, были также отмечены Human Rights Watch и организацией "Врачи без границ". После расследования ситуации в одном из закрытых центров содержания под стражей в январе 2015 года Уполномоченный по фундаментальным правам Laslo Székely также сообщал о серьезных нарушениях закона и основных личных прав задержанных (например, постоянное наблюдение и сопровождение вооруженной охраной, переполненные камеры, несмотря на наличие достаточного количества свободного места, плохой медицинский уход, личный досмотр заключенных женщин со стороны охранников-мужчин и пр.)[3] Ситуация резко изменилась лишь после закрытия границ с Сербией и Хорватией, когда число беженцев резко сократилось по естественным причинам.

Другой проблемой, связанной с правоприменительной практикой в отношении меньшинств, является дискриминация венгерских рома - самого крупного этнического меньшинства в стране. Речь идет об институциональном расизме в полиции, задержаниях граждан по принципу этнического происхождения и непропорциональных штрафах. Ярким примером может послужить случай, произошедший в январе 2015 года, когда Бела Лакатош ( Béla Lakatos), мэр города Ács на северо-западной Венгрии, член правящей партии Фидес был остановлен полицией для проверки на дороге только потому, что он был рома. При этом мэр утверждал, что судя по переговорам, которые вели по рации полицейские, в регионе проводилась масштабная проверка документов лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам[4].

В сентябре 2015 года состоялось слушание в суде первой инстанции по делу о дискриминации рома со стороны сотрудников полиции, выразившейся в их бездействии во время антицыганских погромов в г. Gyöngyöspata в 2011 году. Суд признал факт дискриминации, однако несколько дней спустя другой суд одобрил бездействие полиции во время нападения на цыган, организованного ультраправой организаций в городе Devecser в 2012 году. Тогда во время антицыганской демонстрации погромщики словесно угрожали и оскорбляли местным рома и бросали различные предметы в них и их дома, но полиция бездействовала. Ранее Национальная штаб-квартира полиции провела свое расследование, которое признало действия полицейских правильными, поскольку "вмешательство полиции привело бы к конфронтации между демонстрантами и полицией, которая представляла непосредственную угрозу для местного населения".

В соответствии с решением Министерства внутренних дел, опубликованном в феврале 2015 года, был объявлен выговор пяти старшим офицерам полиции в Будапеште. Кроме того, местным начальникам полиции предписывалось осуществить необходимые меры, чтобы избежать дискриминации в будущем, включая соответствующий образовательный курс для сотрудников полиции. Такое решение было принято после того, как старшие сотрудники муниципальной полиции в Будапеште незаконно препятствовали переезду семьи рома в квартиру, которую они по праву купили. Произвольные меры со стороны полиции вынудили семью продать свою квартиру.

Часто бывает так, что полицейские, прокуроры и суды неохотно признают насильственные и ненасильственные преступления, совершенные в отношении меньшинств как преступления на почве ненависти. Преступные действия с четкой мотивацией ненависти часто регистрируются только в качестве мелких правонарушений. НПО постоянно поднимали голос и призывали власти изменить свою практику. В своем решении в октябре 2015 года Европейский суд по правам человека осудил венгерские власти за такую практику и призвали власти должным образом исследовать расистскую мотивацию нападения на цыган еще в 2011 году.

Некоторые местные органы власти применяют дискриминационные меры в отношении владельцев жилья. Наиболее тяжелый случай, связанный с выселением из домов, произошел в г. Мишкольц в северо-восточной Венгрии с населением около 164,000 жителей, в том числе со значительной частью этнических рома. Запланированные выселения затронули около 450, в основном цыганских семей. В мае 2014 года местными властями Мишкольца, во главе с мэром города Ákos Kriza, членом правящей партии Фидес, была принята поправка к местному законодательству, касающаяся прекращения отношений с арендаторами т.н. социального жилья низкого качества. В основном это касалось цыганских семей. При этом власти предложили им денежную компенсацию для покупки недвижимости за пределами Мишкольца с условием не продавать его в течение пяти лет. Таким образом, был создан механизм для этнической чистки в третьем по величине городе Венгрии. В мае 2015 года Верховный суд Венгрии (курия) постановил, что эти правила носят дискриминационный характер, и они нарушают право на неприкосновенность частной жизни и свободу передвижения. Решение суда, однако, касалось только вопроса о денежной компенсации, а не выселения в целом, и власти на национальном уровне до сих пор избегали того, чтобы заставить местное правительство Мишкольц соблюдать эти правила. В результате незаконная практика продолжалась даже после решения Верховного суда. При этом внимание к проблеме привлекали также венгерские НПО, а также комиссар Венгрии по основным правам Laslo Székely. Кроме того, директор Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) Майкл Георг Линк подверг критике практику властей и выразил свою поддержку выводов, содержащихся в докладе г-на Székely после визита в Мишкольц.


Цыгане Мишкольца протестуют против дискриминации. Июль 2015 года

Тяжелая ситуация в приеме беженцев сложилась в 2015 году в Венгрии. Здесь было зарегистрировано 150 тыс. ходатайств об убежище, что в 10 раз больше, чем в 2014 году. Венгерские власти предпочли решать проблему кардинально - построив забор на границе с Сербией, которую незадолго до этого они объявили безопасной для проживания страной, и с Хорватией. По состоянию на конец октября за незаконное пересечение границы были осуждены более 500 человек, которых после приговора отправляли в иммиграционные изоляторы, а затем депортировали, в большинстве случаев – в Сербию. Власти также ввели ускоренную процедуру рассмотрения ходатайств об убежище, подразумевающую лишь трехдневный срок на обжалование.

В сентябре 2015 года на границе в Сербией были зафиксированы столкновения с беженцами с применением слезоточивого газа и водометов. Были случаи избиения журналистов: троих репортеров насильно затащили на территорию страны и предъявили им обвинения в незаконном переходе границы. Представителям СМИ было запрещено посещать центры приема беженцев под предлогом того, что журналисты могут нарушить их право на частную жизнь.[4]

Следует также выделить такую проблему как увеличение числа отказов в предоставлении убежища. В 2016 году в стране было принято всего 8,5% положительных решений по беженцам[5]. А в связи с закрытием южных границ Венгрии с Сербией и Хорватией в 2015 году и ужесточением правил миграции число зарегистрированных просителей убежища сократилось с 2015 по 2016 год на 83% (177 135 в 2015 году и 29 432 в 2016 году).[6]

В 2016 году в стране по-прежнему активно практиковалось выселение цыган из незаконных построек без предоставления альтернативного жилья[7]

.

Согласно докладам венгерских организаций по правам человека, таких как Венгерский Хельсинкский комитет (HHC), Венгерский союз гражданских свобод (HCLU) и Пресс-центр рома (RSK), полиция, как правило, выдает непропорционально высокие штрафы представителям уязвимых групп, особенно цыган, за мелкие правонарушения с низким уровнем риска. Так, власти используют режим штрафов за мелкие правонарушения в качестве инструмента, позволяющего держать цыган в отдельных районах под контролем.

Доклады включают случаи, когда полицейские ждут своих жертв на окраине цыганского поселения, чтобы выдать штраф за любые незначительные отклонения от правил. Есть свидетельства о том, что людей штрафуют за то, что они не ходили по тротуару, пересекали улицу не по трафарированному переходу -"зебре" и т.д.[8]

В Венгрии преступления против членов общины рома (а также против других общин меньшинств, таких, например, как евреи и представители ЛГБТ-сообщества) не классифицируются как преступления на почве ненависти, а расистские или идеологические мотивы в этих преступлениях не рассматриваются.

Так, в случае, когда группа мужчин, одетых в лыжные маски и вооруженных бейсбольными битами, ножами и баллончиками со слезоточивым газом, напала на небольшую группу общественных работников рома в 2014 году, полиция не расследовала расистские мотивы.

Кроме того, региональный суд в своей первой инстанции, вынес приговор в мае 2016 года, отклонив расистский мотив и заявив, что причина была в личном конфликте между одной из жертв и исполнителями, несмотря на то, что преступники напали на жертв, выкрикивая слова «Грязные цыгане, умрите!»[9]

Аналогичным образом, в случае серийных убийств, направленных против общины рома в 2008 и 2009 годах, в своем постановлении высший судебный орган Венгрии не подчеркивал расистских мотивов в своем устном заявлении. Термины «цыган», «антицыганские проявления» или «расист» даже не упоминались[10].

Другой вопиющий случай произошел в городе Дьёнгёспате (Gyöngyöspata), где еще в 2011 году цыгане подверглись нападениям со стороны праворадикалов. Причем полиция оштрафовала не нападавших, а защищавшихся[11]. В апреле 2016 года суд г. Дебрецена (Debrecen) отклонил решение суда первой инстанции о расовом характере нападения и случаях прямой дискриминации со стороны полиции. В то же время в апреле 2016 года Европейский суд по правам человека постановил, что венгерские власти не смогли должным образом расследовать расистские мотивы угроз и оскорблений, совершенных во время антицыганских шествий в Дьёнгёспате.[12]

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа