ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. 

Соблюдение законодательства, уголовные дела, приговоры судов

Соблюдение законодательства, уголовные дела, приговоры судов

По данным последней Всеукраинской переписи населения (по состоянию на 5 декабря 2001г.) население Украины составило 48 млн. 487 тыс. человек. Из них украинцы составляли 37 млн. 541,7 тыс. чел., или 77,8% общего количества; русские - 8 млн. 334 тыс. чел., или 17,3%; 2 млн. 365 тыс., или около 5%, приходится на представителей остальных национальностей, проживающих в Украине. В общем этнонациональная структура страны включает представителей более 134 национальностей.

Такой этнонациональный состав населения Украины подразумевает осуществление соответствующей национальной политики, которая базируется на принципах недискриминации и толерантности. Проблема состоит в том, что несмотря на достаточно широкую действующую нормативную базу в отношении национальных (этнических) и языковых меньшинств в Украине, проблемным вопросом в 2015 году продолжало оставаться, как раз, выполнение этого законодательства.

В итоговом докладе Консультативного комитета рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств за 2012 - 2014 годы были отмечены позитивные усилия украинского правительства по обеспечению прав нацменьшинств в условиях политического кризиса. По итогам мониторинговой миссии в Киеве, Харькове и Одессе в марте-апреле 2014 года эксперты Совета Европы заключают, что «Консультативный комитет высоко оценивает проведение специальной дополнительной работы по мониторингу в соответствии с пунктом 36 резолюции 97 Кабинета Министров Украины в качестве одного из средств для защиты прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, в условиях кризисной ситуации»[1].

Тем не менее, нормы Уголовного кодекса (УК) Украины, связанные с борьбой с преступлениями на почве ненависти крайне сложны в правоприменительной практике. Например, ст. 161 УК должна дать правовое и юридическое обоснование для уголовного преследование как за пропаганду ксенофобии и антисемитизма, так и других преступлений на почве ненависти. Однако текст статьи сформулирован таким образом, что осудить по ней злоумышленника чрезвычайно сложно. Наиболее принципиальный фактор, затрудняющий применение статьи – прямо заложенная в тексте необходимость доказательства прямого умысла. Осуществить это на практике чрезвычайно сложно. В результате милиция крайне неохотно заводит дела по факту преступлений на почве ненависти, всеми силами стремясь замолчать или «бытовизировать» их, обвиняя преступников по «неидеологическим» статьям УК типа «вандализм», «надругательство над могилами», «хулиганство», «нанесение телесных повреждений», «разбой», «убийство» и т.п. Показательной в этой ситуации стали события в Харькове, когда 12 июня 2015 года 40 вооруженными битами и ножами молодчиков в балаклавах избили иностранных студентов возле общежития, в котором они проживали. В результате расследования были задержаны 5 человек, подозреваемых в преступлении. Действия злоумышленников квалифицированы по нескольким статьям Уголовного кодекса Украины - ч.4 ст. 296 (хулиганство), ч.2 ст. 15, ч.1 ст. 115 (покушение на убийство) и ч.2 ст. 187 (разбой), но полностью была исключена ст. 161 УК Украины. В конечном итоге следствие остановилось на статье хулиганство. А задержанные были отпущены, потому что милиция не считает конфликт межэтническим[2].

Из 40 задержанных после нападений на киевский «Марш равенства» к суду были привлечены лишь четверо[3]. 11 июня чиновники МВД сообщили, что в милиции нет ни одного заявления от пострадавших активистов, на которых были совершены нападения уже после завершения «Марша». 12 июня организаторы «Марша Равенства» обвинили МВД во лжи. В Одессе после аналогичного нападения на участников публичной акции ЛГБТ были заведены дела о хулиганстве без упоминания мотива ненависти[4].

Такое положение вещей, когда правоохранители целиком и полностью решают вопрос о квалификации преступлений на почве ненависти, является давней проблемой Украины. Министерство юстиции страны до сих пор отказывается внести изменения в собственный приказ от 8.10.1998 № 53/5 «Об утверждении Инструкции о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований и Научно-методических рекомендаций по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований», где указаны организации-эксперты по разным отраслям. Поскольку в нем отсутствует такая сфера, как межнациональные отношения, то ни одно заключение специалиста о наличии (или отсутствии) разжигания межнациональной розни не может считаться экспертизой. А это весьма затрудняет квалификацию проявлений ксенофобии и, фактически перекладывает всю ответственность за квалификацию таких преступлений на правоохранительные органы, которые, как правило, не обладают необходимыми навыками и предпочитают квалифицировать большинство таких преступлений как бытовые.

Вопрос о создании видеонаблюдения и надлежащей охраны на территории Историко-мемориального комплекса «Бабий Яр», несмотря на неоднократные акты ксенофобного вандализма, так и остается без внимания. За первое полугодие 2015 года мониторингом был отмечен единственный приговор по делам по преступлениях ненависти. 24 марта Киевский районный суд Одессы приговорил 19-летнего координатора местной группы националистического движения «Модный приговор» к семи годами лишения свободы за организацию избиения до смерти в 2012 г. представителя ЛГБТ[5].

Следует подчеркнуть также политизированность украинской Фемиды и явное нежелание расследовать преступления, совершенные против противников «проевропейского» политического курса. Так, например, 2 мая 2014 года в Одессе было совершено массовое убийство активистов антифашистских организаций, среди которых были в основном русскоязычные жители Одессы, боевиками националистических групп с участием футбольных фанатов, являющихся активными сторонниками неонацистов. Всего было убито 48(!) человек. До сих пор к ответственности привлечен только один человек[6] , причем результаты судебного разбирательства не известны. В феврале 2016 года Генпрокуратура направила в суд Одесской области обвинения в отношении бывшего главы одесской милиции, которого обвиняют в злоупотреблении служебным положением[7] . Реальные же преступники и убийцы не только не осуждены, но и даже не задержаны.

Можно также отметить как решения правоохранительных органов, попустительствующие ксенофобии, так и попытки необоснованного применения антиэкстремистского законодательства. 13 января апелляционный суд Киевской области пересмотрел приговор от января 2014 г. в отношении т.н. «Васильковских террористов» – националистов Сергея Бевза, Владимира Шпары и Игоря Мосийчука, полностью оправдав их[8]. 30 января директор Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей Юраш заявил, что Министерство культуры Украины обратится в СБУ и МВД с намерением привлечь к ответственности двоих представителей УПЦ МП, епископа Банченского УПЦ МП Лонгина (Жара), и одного из монахов Десятинного монастыря в Киеве, выступивших против проведения мобилизации в армию, поскольку считали войну в Донбассе "братоубийственной". А.Юраш отнес подобные заявления к «антигосударственным призывам» и подрыву обороноспособности Украины[9].

Большой проблемой для украинских правоохранителей стала проблема мигрантов, прежде всего перемещенных лиц - в условиях начавшегося в 2014 г. вооруженного конфликта на востоке Украины почти 1,4 млн человек стали внутренними переселенцами[10]. Кроме того, Украина продолжает оставаться «воротами в ЕС» для мигрантов из стран Азии. Наиболее серьезными проблемами, препятствующими эффективной правоприменительной практике в сфере миграционной политики, является коррупция во всех органах государственной власти, имеющих отношение к этой сфере и отсутствие системы защиты информации. Правоохранительные органы не рассматривают дела о дискриминации мигрантов. Между тем, за первое полугодие 2014 г. Госпогранслужбой было задержано почти 1300 незаконных мигрантов, пытавшихся проникнуть в страну. 23 тысячам человек было отказано в пропуске через госграницу[11] . А в марте 2015 г. было сообщено, что с октября 2014 г. Государственная пограничная служба Украины и Служба безопасности Украины ликвидировали 23 канала незаконной миграции задержали 1080 нелегальных мигрантов, и еще 5240 потенциальных мигрантов не было пропущено на территорию Украины[12].

Тема соблюдения миграционного законодательства и приема беженцев в современной Украине причудливым образом переплетается с еще одной задачей, которая стоит перед администрацией П. Порошенко - достижение безвизового режима в отношениях в ЕС. Для этого Украине необходимо провести целый ряд реформ: организация лагерей для мигрантов, противодействие дискриминации (в том числе по сексуальному признаку), обеспечение прав человека. Пока же эти реформы не проводятся. Вопрос о внутренних переселенцах, которые волею сложившейся ситуации оказались лишены социальных и имущественных прав стоит особенно остро в Украине. Данные ООН говорят о том, что число внутренних переселенцев достигает почти 1 млн. 400 тысяч человек. Среди переселенцев украинцы, евреи, рома, греки, русские и представители кавказских и других народов. Общество и государство, за исключением волонтеров и меценатов, оказалось не готово к столь массовой миграции внутри страны. Нужно сказать, что без помощи международных финансовых организаций Украина вряд ли справится c проблемами внутренних переселенцев. Официальная статистика, озвученная ООН, на самом деле занижена. Фактически люди мигрировали в количестве пропорциональном населению европейской страны или провинции, и занимает 9 место в мире по количеству внутренних переселенцев[13]. Телевизионные ролики и объявления в транспорте призывают переселенцев обращаться за помощью в социальные центры по всей Украине для получения гарантированной небольшой ежемесячной помощи. И это все, чем сегодня им может помочь государство. Эксперты считают, что если в ближайшее время страна не получит дополнительной помощи на обустройство беженцев, то может возникнуть неблагоприятная ситуация, при которой беженцы могут оказаться на грани нищеты и поставлены в условия, близкие к маргинальным.

В 2015 году, несмотря на сделанные властями громкие декларации и наличие антидискриминационного законодательства, ситуация с правами национальных меньшинств не являлась предметом рассмотрения со стороны органов власти (за исключением положения крымских татар). Но даже в ситуации с крымскими татарами украинские власти использовали их как инструмент давления на Российскую Федерацию, не совершая реальных действий по защите этого национального меньшинства.

Несмотря на очевидную необходимость (к этническим и языковым меньшинства в Украине по данным последней переписи 2001 года принадлежит около 14 млн. граждан Украины – более 30% населения) и позицию Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств в этом отношении не были предприняты какие-либо шаги:

  • так и не был создан специальный государственный орган по работе с меньшинствами (вместо ликвидированного в 2011 году Государственного комитета по делам национальных меньшинств и религий);
  • не проводился государственный мониторинг ситуации с защитой прав национальных и языковых меньшинств (хотя это имело и продолжает оказывать серьезное влияние на события в Крыму и на Донбассе). Государственные органы не владеют даже статистической информацией по этому вопросу;
  • несмотря на создание Министерства информационной политики Украины, отсутствует государственная информационная политика в СМИ в отношении защиты прав национальных меньшинств и противодействия «языку вражды»;
  • административным, бюрократическим и политическим путями заблокирована реализация положений Закона Украины «Об основах государственной языковой политики» (в соответствии с которым защищены права 18 национальных и языковых меньшинств на образование на родном языке, коммуникацию с органами власти, получение информации и т. д.), ратифицированной Украиной Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств;
  • не выполняются положения Законов Украины «О национальных меньшинствах», «Об основах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине».

В ежегодном Докладе Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека о состоянии, соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина в Украине за 2015 год[14] в период с 1 января по 31 декабря к Уполномоченному поступило 359 сообщений о случаях дискриминации, нарушениях прав национальных меньшинств и представителей религиозных общин. Из них наибольшее число – 62 обращения - поступило о нарушении прав на почве религиозных и других убеждений, также – 22 обращения по факту дискриминации по месту жительства, регистрации, 17 по этническому признаку, 12- по признаку сексуальной ориентации и гендерного равенства, 11 по языковому признаку и т.д.

Кроме того, в Докладе подчеркивается, что Уполномоченным Верховной Рады Украины по правам человека на основании сведений, полученным в результате мониторинга СМИ, в течение в 2015 года было открыто 53 производства, что в 2,5 раза выше предыдущего года (22 производства), но Уполномоченный данные цифры не связывает с ростом дискриминации и нарушения в Украине прав по различным признакам, а объясняет модернизацией работы Секретариата Уполномоченного, началом выхода проблемы дискриминации «из тени» и усилением внимания к ней со стороны СМИ, организаций гражданского общества.

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека подчеркивает[15], что значительное количество вопросов, которые ведут к различным проявлениям ксенофобии, расизма и нетерпимости, остаются нерешенными. В частности, речь идет о присутствии в массовом сознании ксенофобских стереотипов, использовании языка вражды в СМИ, о распространении нетерпимости в Интернет- сети, а также правого радикализма в молодежной и, в частности, футбольной среде, о совершении актов антисемитского вандализма, и крайних проявлениях ксенофобии - совершении преступлений на почве этнической (национальной) ненависти и даже расовой нетерпимости.

В то же время наблюдались и положительные сдвиги в 2015 году. Например, в Главном следственном управлении Национальной полиции Украины был назначен контактный пункт по вопросам преступлений, совершенных на почве ненависти , который на постоянной основе обеспечивает взаимодействие с Бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ и осуществляет мониторинг Единого реестра досудебных расследований по расследованию в уголовных производствах, возбужденных по факту расовой, национальной, религиозной нетерпимости[16]. Фактически, это важный этап в формировании инфраструктуры по идентификации и расследованию таких преступлений.

31 декабря 2015 г. был выдан Указ Президента Украины от 26 ноября 2001 года № 1147 «О пожизненных государственных именных стипендиях гражданам Украины, которые подверглись преследованиям за правозащитную деятельность»[17] . В данном акте упоминаются 10, достаточно малоизвестных или практически неизвестных общественности, лиц, которым назначено пожизненные государственные именные стипендии гражданам Украины, подвергавшимся преследованиям за правозащитную деятельность.

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа