ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. 

Дискриминационные практики в отношении меньшинств

Дискриминационные практики в отношении меньшинств

Можно говорить о сохранении на Украине в 2014-2016 гг. дискриминационных практик в отношении национальных меньшинств, ЛГБТ, и т.н. «неправильных» конфессий.

Комитет по экономическим, социальным и культурным правам Экономического и социального совета ООН в своих замечаниях по Шестому периодическому докладу Украины отмечал, что у многих цыган нет личных документов, принятые в 2013 г. Стратегия защиты и интеграции национального меньшинства цыган в украинское общество на период до 2020 года и Национальный план действий по осуществлению этой стратегии, не обеспечены финансированием. Комитет предлагал обеспечить сбор статистических данных о численности и положении цыган, упростить получение личных документов для них. В Одесской и Закарпатской областях продолжали сохраняться специальные «цыганские школы», многие дети цыган учились в т. н. коррекционных школах только на основании своего происхождения. Известно о дискриминации ужгородских цыган, живших на окраине Киева. Они страдали от нехватки питьевой воды, антисанитарии, отсутствия доступа к медицинскому обслуживанию и образованию[1].

Также Комитет по экономическим, социальным и культурным правам Экономического и социального совета ООН выражал сожаление в связи с отсутствием информации о пресечении дискриминации ЛГБТ[2] . В Киеве в июле 2014 г. был отменен гей-парад под предлогом того, что власти не могут обеспечить его участникам безопасность[3].

Организации гражданского общества сигнализируют о примерах декларативности норм, об их невыполнении или нарушениях в отношении национальных меньшинств Украины.

В ходе очередного заседания Совета межнационального согласия при Кабинете Министров Украины 5 марта 2015 года представители ромской, азербайджанской, армянской, белорусской и ряда других национальных общин в своих выступлениях заявили о фактах дискриминации их представителей в отдельных регионах, трудностях с проведением национальных праздников и сохранении национальной культуры, отсутствии помещений для проведения встреч сообщества и т.п.[4]

На собрании представителей организаций национальных меньшинств и других общественных организаций г. Львова и Львовской области в июне 2015 года ряд организаций выступили с резкой критикой подходов, которые сегодня демонстрирует украинская власть в отношении национальных меньшинств, среди них Белорусская община Львова, Татарское общество, Западная греческая община[5].

В Отчете «Рома и война. Ромские жители Восточной Украины, пострадавшие от войны: беженцы, переселенцы, жертвы насилия»[6] Антидискриминационного центра «Мемориал» говорится, что в целом, положение ромского населения Украины остается сложным: по мнению украинских экспертов, сохраняется традиционная дискриминация этого меньшинства, распространены стереотипы и предрассудки. Ольга Жмурко, директор Ромской программной инициативы Международного фонда «Возрождение», отмечает: «Обстановка с правами ромов оставляет желать лучшего. Сейчас в Украине появился правительственный уполномоченный по вопросам этнополитики. Но пока все, что он делает, носит декларативный характер и больших горизонтов перед общинами ромов не открывает. Все остается на прежнем уровне также благодаря полному отсутствию желания Министерства культуры что-либо делать. Оно у нас, как и в России, с недавних пор, занимается вопросами национальных меньшинств. В случаях, когда власть пытается передать какие-то полномочия по этому вопросу Министерству социального развития, которое, по идее, должно этим заниматься, оно всегда отказывается, мотивируя это тем, что у них нет то средств, то возможностей, чтобы эту программу потянуть»[7].

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человек в своем ежегодном Докладе за 2015 год отметила неэффективное выполнение Плана мероприятий по реализации Стратегии защиты и интеграции в украинское общество ромского национальной меньшинства на период до 2020 года со стороны центральных и местных органов государственной власти и сохранении нерешенных ранее поднятых проблем в отношении ромского национального меньшинства[8]. Это подтверждает и опубликованный в 2015 году Отчет «Состояние реализации государственной политики в отношении ромов»[9] по результатам общественного мониторинга выполнения Плана мероприятий, который был подготовлен одиннадцатью ромскими правозащитными организациями в сотрудничестве с Секретариатом Уполномоченного и при поддержке Международного фонда "Возрождение". Программа практически не финансируется из госбюджета[10].

Со стороны венгерского правительства в 2015 году было выражено сожаление о несоблюдении в Украине избирательных прав венгерского национального меньшинства[11]. Поводом для этого заявления послужило решение Центральной избирательной комиссии Украины о создании новых избирательных округов перед местными выборами, которые прошли в октябре 2015 года. Правительство Венгрии заявило, что создание новых избирательных округов в Береговском районе, где проживает подавляющее большинство венгероязычного населения Закарпатья, путем его разделения на четыре округа, не стыкующийся друг с другом, является грубым нарушением украинского закона о выборах. «Модель новых границ избирательных округов может негативно повлиять на шансы попадания представителей венгров в Закарпатский областной совет, даже в то время, когда две венгерские организации объединили свои усилия для того, чтобы представлять интересы венгров», — сообщали в офисе премьер министра Венгрии Виктора Орбана. Речь идет о соглашении между организациями KMKSZ и UMDSZ, в котором говорится об их сотрудничестве на местных выборах.

Неправительственные организации также отмечают, что в Украине масштабно возросло негативное, предвзятое, нетолерантное отношение к русскому и русскоязычному меньшинству[12]. Это особенно бросается в глаза, учитывая происходящие политические события в Украине на протяжении 2014-2015 гг. - отторжение Крыма от Украины, проведение АТО на территории Донецкой и Луганской области, и т.д.

В этой связи интересен демарш президента страны. В ноябре 2015 года Петр Порошенко в ответ на электронную петицию украинских граждан, размещенную на сайте главы государства, заявил, что необходимо дублировать информацию во внутреннем паспорте украинцев на английском языке, так как внутренние паспорта выдаются с повтором информации на русском языке: «Поддерживаю возмущение граждан относительно дублирования в паспорте гражданина информации на языке государства, которое признано Верховной Радой осуществляющим агрессию против Украины», «учитывая патриотическую позицию граждан, подписавших петицию, а также желание украинской общественности интегрироваться в Европейский союз, считаю необходимым дублировать информацию на английском языке как языке международного общения», - заявил он[13].

В одной из киевских гимназий (№261) администрацией была разработана памятка с советами по переходу на украинский язык общения . При этом основной акцент был сделан на том, чтобы забыть русский язык. Первый пункт памятки содержал инструкцию о том, как отказаться от всего русскоязычного - смотреть лишь новости на украинском языке, читать книги только на украинском языке, слушать только украинскую музыку. Также рекомендовалось ученикам: писать электронные письма и общаться в интернете только по-украински; принципиально говорить на украинском языке с русскоязычными гражданами. Кроме того, среди рекомендаций – уничтожить русскую раскладку клавиатуры: «Уничтожить русскую раскладку клавиатуры – прекрасный способ избавиться от искушения перейти на русский язык», - написано в документе. Также в памятке объясняется: «Вам говорили, что невежливо говорить с человеком на украинском, если он с вами говорит на русском? Забудьте про вежливость. Украинский язык будет мертвым, если вы будете вежливыми со всеми. Говорите по-украински, чтобы они услышали, что на украинском языке можно говорить красиво. Большинству станет стыдно за то, что они не могут говорить с вами на украинском. Это прекрасный повод для них задуматься над вопросом своей национальной принадлежности».

Во Львове 20 июня 2015 г. в здании Центра русской культуры при русском обществе им. А.С. Пушкина состоялся съезд русских и других общественных организаций Львова и Львовской области. На данном мероприятии лидер Русского движения Украины Александр Свистунов отметил "ужасающее положение русских и других национальных общин на Украине". Покровский А.С., председатель союза научного социализма им. И.Франко и Львовской областной организации «Интеллигенция за социализм», заявил о том, что сегодня русская интеллигенция не имеет возможности напрямую выполнять свою функцию, а именно: нести своему народу культуру, язык, произведения искусства на родном русском языке. Участники съезда пришли к общему пониманию необходимости внесения изменений в Закон Украины «О национальных меньшинствах Украины», среди которых - предоставить национальным меньшинствам право на создание национально-культурной автономии, предусмотреть государственный статус русского языка, что снимет общую напряженность в обществе и в целом на Украине; созыва межнационального форума Западной Украины и др.

Отсутствие законодательно закрепленного права национальных меньшинств на национально-культурную автономию продолжало оставаться одним из наиболее актуальных вопросов 2015 года[14]. Так, 22 мая 2015 г. представители Русинского движения и правозащитники прибыли в Киев к зданию Администрации Президента Украины, чтобы добиться ответа от Президента Украины на свое обращение, адресованное еще в марте и подписанное более десятью тысячей жителей Закарпатья, о признании результатов референдума 1991 года о специальном статусе самоуправляемой территории для Закарпатья, а также признания русинов национальным меньшинством. Активисты были встречены у стен Администрации Президента милицией, спецназом и сотрудниками СБУ. Никакого ответа русины не получили.

Представитель Русинского движения Андрей Юрик отметил, что Минскими соглашениями, поддержанными руководством Украины, предусмотрено предоставление Донецкой и Луганским областям особого статуса, и закарпатские русины считают, что аналогичный подход должен быть применен не только по отношению к Донбасскому региону, но и к Закарпатью. Для этого есть все необходимые легитимные основания, связанные с итогами референдума, состоявшегося в Закарпатской области в 1991 году, на котором 78% жителей проголосовало за специальный статус региона.

Ранее 5 апреля 2015 г. на сессии депутаты Закарпатского облсовета проголосовали за обращение к правительству и Президенту о внесении изменений в Конституцию Украины с целью предоставления широких административных и финансовых полномочий органам местного самоуправления. В тексте обращения депутаты, в частности, ссылаются на результаты референдума 1 декабря 1991 года, на котором 546 450 избирателей Закарпатской области, или 78,6%, отдали свои голоса "за" провозглашение Закарпатской области Украины "специальной самоуправляемой территорией как субъекта в составе независимой Украины". В целом в обществе реакция на данное решение была неоднозначна.

Вопрос о предоставлении автономии также подымался со стороны крымско-татарского национального меньшинства , на который активно прореагировал Президент Украины Петр Порошенко, в отличии от вопроса по предоставлению автономии венграм и русинам.

Вопрос о важности национально-культурной автономии был подчеркнут и со стороны армянского национального меньшинства. Так, в июне 2015 года во Львове на собрании представителей организаций национальных меньшинств руководитель Армянской национальной общины Львова Николай Кочарян отметил , что украинская власть должна учитывать компактное проживание национальных меньшинств, а в разработке новых изменений в Основной закон Украины - права нацменьшинств на национально-культурную автономию, так как данные требования продиктованы многонациональностью Украины и Галичина должна практиковать европейские стандарты для своих граждан. Такая практика применяется в Италии, Бельгии и в ряде других европейских стран, - сказал он.

Также можно отметить тенденцию на «расчеловечивание» инакомыслящих. 10 апреля стало известно о распространении с помощью листовок и биллбордов в Одессе и Харькове призывов к поиску «бытовых сепаратистов» - нелояльных нынешней власти граждан — и сообщению сведений о них на «горячие линии» СБУ. К ним причислялись все, кто «осквернял национальные символы», «сеял упадочнические настроения» и т. д. Подобная расплывчатость формулировок — питательная среда для роста страха и взаимной ненависти.

В интернете активно действовал сайт «Миротворец» (https://psb4ukr.org/), который поддерживал советник министра внутренних дел А.Авакова А.Геращенко. В опубликованном 27 апреля интервью популярному балтийскому новостному порталу Delfi А.Геращенко, говоря о портале «Миротворец», сравнил его организаторов с борцом против нацизма С. Визенталем, рассылавшим сведения о нацистских преступниках по тысячам адресов. Он также заявил, что помещение на сайте личных данных О.Бузины с ярлыком «пособника врага» якобы не являлось подстрекательством к убийству.

В изданных в 2015 г. Министерством образования и науки дополнительном параграфе к учебникам истории и методических материалах, посвященных событиям 2014-начала 2015 г. содержалось утверждение о желании России «лишить украинцев права на собственное государство, культуру, историю». Кроме того, сепаратисты с востока Украины старательно изображались в облике «чужих» и демонизировались. Достаточно часто мелькал термин «русские террористы»[15].

С началом военных действий на юго-востоке Украины на всей ее территории стали массово фиксироваться случаи дискриминационных практик в отношении различных религиозных организаций. Так, начиная с мая 2014 г. на подконтрольных сепаратистам территориях был отмечен ряд фактов отбора молитвенных домов у протестантов, а также погромов молитвенных домов — всего было отмечено не менее 13 случаев. Давлению также подвергались и новые религиозные движения - «Свидетели Иеговы» (было занято 14 молитвенных домов[16] ), мормоны (26 июня был захвачен их молитвенный дом в Донецке[17] ). Кроме того, 8 сентября действовавший в Антраците «Дом молитвы для всех народов» был принудительно переоборудован в православную церковь[18] . В то же время, на территориях, подконтрольных киевским властям был отмечен ряд случаев отбора храмов у общин РПЦ МП сторонниками «церквей-конкурентов» при попустительстве властей. Всего за 2014 год было зафиксировано 16 подобных случаев, еще 4 были под угрозой захвата.

2 июля 2015 г. группа из нескольких десятков человек в масках во главе с депутатом Киевского горсовета националистом Игорем Мосейчуком, руководителем киевского отделения Социал-национальной ассамблеи Игорем Криворучко и известным неонацистским активистом Олесем Вахнием совершили устрашающий рейд по торговым точкам (овощные лотки и киоск с шаурмой) возле м. «Нивки», занимаясь «проверкой документов» у торговцев- «неславян»[19] . 18 августа 2015 г. стало известно, что в Славянске и Краматорске по инициативе депутата Верховной Рады А.Павловского были составлены списки «пособников террористов и сепаратистов» из числа преподавателей средних школ и представителей местной власти, которых необходимо уволить или преследовать в установленном украинским законодательстве порядке[20].

Особо напряженная ситуация сложилась в Закарпатской области Украины, где сложился сложный конгломерат проблемных этнических групп населения – цыган, венгров и русинов. Если цыгане Закарпатья испытывают весь комплекс проблем, связанный с вопросами детского образования и наличия личных документов, а венгры пытаются решить проблему применения своего языка на региональном уровне (что в целом укладывается в юрисдикцию закона о региональных языках Украины), то русины, которых в области насчитывается более 450 тыс. человек, требуют признания себя в качестве национального меньшинства на территории всей Украины. Последнее требование особенно раздражает нынешние украинские власти, которые видят в этом нем новую опасность сепаратизма. Кроме того, признание русинов отдельным народом приведет к автоматическому «ухудшению» статистики для титульного этноса, что также не по душе многим правительственным чиновникам.

Между тем, если власти не найдут в ближайшее время решения проблем Закарпатья, эта область может стать следующей горячей точкой на территории страны. И если сегодня на юго-востоке отсутствует в чистом виде межэтнический конфликт, то возможное осложнение ситуации в Закарпатье имеет все шансы довольно быстро перерасти в межнациональное столкновение.

В Украине также существует проблема дискриминация беженцев и перемещенных лиц. 28 июля 2014 г. из доклада Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев стало известно о масштабной практике заключения беженцев, не имеющих документов, в тюрьму, без предоставления им права пользоваться юридической защитой. При этом не соблюдаются никакие нормы международного права относительно беженцев и искателей убежища, не соблюдаются права человека, совершаются насильственные действия, а также действия, подпадающие под криминальную ответственность со стороны милиции. Миграционная служба почти никогда не рассматривает дела о предоставлении статуса беженца быстрее, чем за год, в течение которого человек, попросивший убежища, не имеет никаких прав. В итоге эти люди вынуждены искать работу в теневой экономике, чтобы прокормить себя. Если же в предоставлении статуса беженца человеку было отказано, что бывает очень часто, он может подать апелляцию в суд. Это затянется еще на многие годы и все это время человек будет вынужден жить под страхом заключения под стражу из-за отсутствия документов[21].

В феврале 2015 года общественное мнение всколыхнуло журналистское расследование немецкого журнала Spiegel и телеканала ARD о негуманных методах содержания людей в миграционных пунктах, созданных по всей Украине. Журналисты пришли к выводу, что Евросоюз, стремясь, по всей видимости, сократить поток беженцев из азиатских и африканских стран в Европу, выделяет громадные средства на строительство и поддержание центров временного содержания мигрантов на Украине, в которых царят нечеловеческие условия, а к беженцам применяют пытки[10].

Проведенная Уполномоченным по правам человека в 2015 г. проверка пунктов временного размещения беженцев в Закарпатской области показала, что существующие нормы обеспечения иностранцев продуктами питания не учитывают особенности национальной кухни африканских и арабских стран, поэтому некоторые иностранцы питаются преимущественно рисом (после обращения Уполномоченного продуктовые наборы стали выдавать раз в две недели вместо раза в месяц, комнаты были оборудованы холодильниками). Социальные работники не помогали беженцам в оформлении необходимых документов . Просители убежища не имеют доступа к бесплатной неотложной медицинской помощи и лишь в редких случаях могут позволить себе воспользоваться дорогостоящими платными медицинскими услугами[22].

Что касается беженцев из Донбасса, бежавших в другие регионы Украины, то, по оценкам правозащитных организаций, большинство из них «получили ограниченную поддержку со стороны государства и в основном полагались на собственные средства, помощь родственников и благотворительных организаций». Ситуация не изменилась и после приятия закона о вынужденных переселенцах[22] . Беженцы жалуются на нежелание местных властей организовывать работу с ними[23].

Между тем, эта проблема не теряет своей остроты. События 2014-2015 гг. вызвали появление значительного количества внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) из Луганской и Донецкой областей и, в меньшей степени, из Крыма. По разным оценкам речь идет о 1-1,7 млн. человек . Лидерами в приеме перемещенных лиц являлись Донецкая (655889), Луганская (247872), Харьковская (209160), Запорожская (115787), Днепропетровская (76730), Киевская (47774) область и Киев (123 566). Наименьшее количество переселенцев переместилась в западные регионы: Тернопольскую, Черновицкую, Ровенскую, Закарпатскую, Ивано-Франковске и Волынскую области, в которых были размещены от 2,5 до 4,5 тыс. человек[24] .

Верховным Комиссаром ООН по делам беженцев в Рекомендациях по вопросу международной защиты, связанных с событиями в Украине – дополненная версия II (на англ. - International Protection Considerations Related to the Developments in Ukraine – Update II) от 15 января 2015 года было подчеркнуто, что многие внутренне перемещенные лица являются социально уязвимыми, в том числе пожилые люди или одинокие женщины с детьми. По данным Министерства чрезвычайных ситуаций, 24 % ВПЛ составляют дети, еще 24 % – пожилые люди или инвалиды, среди взрослого населения 66 % составляют женщины.

Согласно проведенным социологическим опросам, 52% из переселившихся не смогли адаптироваться на новом месте, трети переселенцев не хватает полезной информации, а 15% скрывают свой статус от окружающих. Среди основных причин, в связи с которыми переселенцы не нашли себя на новом месте, большинство опрошенных отметили социально-бытовые (работа, жилье, медицинские услуги и т.д.), также часто назывались финансовые причины.

Эксперты и волонтеры отмечают, что государственная помощь для ВПЛ выделяется неэффективно, без создания новых рабочих мест, поддержки предпринимательства и самозанятости, чиновники Минсоцполитики не владеют вопросами оказания помощи ВПЛ, необходимы специальный реестр по учету ВПЛ, специальная государственная программа и госорган, отвечающий за работу с ВПЛ. Выше упомянутые вопросы неоднократно поднимались СМИ и общественностью, но пока безрезультатно.

Наблюдалось некорректное отношение к ВПЛ и на эшелонах региональной власти Украины, что часто напрямую увязывалось с коррупцией. Стоить обратить внимание на конфликт вокруг проекта для помощи внутренне перемещенным лицам и перевода их бизнеса из зоны АТО, что разгорелся на весне 2015 года в Винницкой области. Так, 26 марта 2015 года при участии Департамента регионального экономического развития Винницкой ОГА, Винницкой торгово-промышленной палаты и Ассоциации «Частные инвесторы Украины» в г. Винница стартовал проект по созданию «Центра адаптации предпринимателей и переселенцев из зоны АТО и Крыма».

В результате реализации проекта в области планировалось создать 720 новых рабочих мест, на что Евросоюз планировал выделение 323 тысяч евро. Однако в действительности проект так и не был реализован, так как в мае 2015 года Департамент регионального экономического развития Винницкой ОГА получил от Евросоюза на выполнение проекта первый транш в размере 245,3 тысяч евро, но реальных выплат переселенцам и другим партнерам не сделал. Грантовые деньги были просто зачислены в областной бюджет Винницкой области(согласно решению Винницкого областного совета от 30 апреля 2015 года № 889 «О внесении изменений в решение 31 сессии областного Совета 6 созыва от 16 января 2015года N 805 «Об областном бюджете на 2015 год»). Так и не перечислив часть грантовых средств на выполнение проекта другим партнерами, Департамент 14 сентября 2015 года в одностороннем порядке разорвал грантовый контракт с Винницкой торгово-промышленной палатой и Ассоциацией «Частные инвесторы Украины». По данному факту было начато расследование со стороны Представительства ЕС в Украине в конце ноября 2015 года[25].

В отчете на тему «Обеспечение прав внутренне перемещенных лиц в Украине» Фонда «Открытый диалог» за 2015 год говорится, что многие ВПЛ остаются неудовлетворенными уровнем государственной поддержки[26]. Согласно проведенному в январе-феврале 2015 года исследованию, 44% переселенцев считают, что получают недостаточную поддержку со стороны государства. Каждый третий переселенец сталкивался с дискриминацией при трудоустройстве, аренде жилья или в других бытовых ситуациях. 58% опрошенных сообщили, что они сталкивались с трудностями во время поиска работы на новом месте жительства. 26% опрошенных еще не искали работы после переезда и надеются на помощь государства. Среди типичных причин отказа в трудоустройстве от предпринимателей, с которыми сталкивались вынужденные переселенцы: отсутствие свободных рабочих мест, нежелание брать человека из оккупированной территории, несоответствие критериям должности, отсутствие опыта работы. 38% опрошенных предпринимателей из Луганской и Донецкой областей сообщили, что они принимали на работу ВПЛ.

Отдельного внимания в контексте правоприменительной практики в 2015 году в отношении национальных меньшинств Украины требует вопрос уровня преступности на почве ненависти по национальному признаку, ее надлежащая квалификация и расследование. Государство фактически самоустранилось от проблемы защиты прав национальных меньшинств – правоохранительные органы не используют положения ст. 161 Уголовного кодекса Украины (разжигание расовой, религиозной или национальной вражды или ненависти), пытаясь переквалифицировать соответствующие дела на иные более «стандартные» и мягкие статьи.

Украинские правозащитники заявляют, что случаи этнически и расово мотивированного насилия в Украине не расследуются эффективно, а почти половина пострадавших не обращаются в правоохранительные органы. Выступая на пресс-конференции на тему «Существует ли проблема расизма и антисемитизма в Украине?», приуроченной к Международному дню борьбы против фашизма, расизма и антисемитизма, который отмечается 9 ноября, адвокат Юлия Науменко, которая представляет интересы потерпевших от преступлений на почве ненависти, отмечала , что почти половина из них не обращается к правоохранителям, полагая это бессмысленной тратой времени: они не верят, что расследование будет проведено объективно, что виновные будут наказаны[27].

Помимо проблемы квалификации преступлений, есть и проблема низкого качества следствия и неумения милиции работать по таким делам. Мотив, как правило, игнорируется. В качестве примера адвокат привела следующие дела: избиение несовершеннолетнего парня в метро «Позняки» и избиение афроамериканцев в спортивном комплексе «Олимпийский». Так, нападение на темнокожего подростка на станции метро «Позняки» в Киеве произошло 19 августа 2015 года. Как сообщила мать пострадавшего, перед избиением нападавшие выкрикивали нацистские лозунги. Если в первом случае после вмешательства омбудсмена удалось добиться соответствующей квалификации преступления, то в избиении болельщиков правоохранители никакого расизма не увидели и расследовали дело о хулиганстве.

Показательной в этой ситуации стали события в Харькове, когда 12 июня 2015 года сорока вооруженными битами и ножами молодчиками в балаклавах были избиты иностранные студенты возле общежития, в котором они проживали. В результате расследования были задержаны 5 человек, подозреваемые в преступлении. В конечном итоге следствие остановилось на статье "хулиганство". Задержанные были отпущены, потому что милиция не считает конфликт межэтническим[28]. Были отпущены полицией и люди напавшие в ночь на 30 августа на кафе «Клеопатра» в Кривом Роге (Днепропетровская область), где проходила закрытая ЛГБТ-вечеринка[29].

Фиксировалась активная деятельность депутатов-националистов по поддержке националистов, задержанных за преступления, совершенных на почве ненависти. По инициативе депутата Верховной Рады от Радикальной партии, националиста И.Мосийчука были отпущены из-под ареста арестованные за уничтожение мемориальной доски маршала Жукова 16 мая и четверо арестованных за нападения на ЛГБТ во время «Марша равенства «в Киеве 6 июня[30].

Мониторингом был отмечен единственный приговор по делу о преступлении на почве ненависти. 24 марта Киевский районный суд Одессы приговорил 19-летнего координатора местной группы националистического движения «Модный приговор» к семи годами лишения свободы за организацию избиения до смерти в 2012 г. представителя ЛГБТ. Убийца получил 7 лет лишения свободы[31].

Вопрос о создании видеонаблюдения и надлежащей охраны на территории Историко-мемориального комплекса «Бабий Яр», несмотря на неоднократные акты ксенофобского вандализма, так и остается без внимания.

2016 год прошел на Украине под знаком выдавливания языков национальных меньшинств из сферы средств массовой информации, образования и культуры (подробно см. раздел 1.2.) Эта политика не претерпела принципиальных изменений по сравнению с 2015 годом. Согласно Конституции, государственным языком в Украине является украинский. Русский, как и другие языки населяющих страну народов, считается средством общения национального меньшинства. При этом, согласно данным опроса, проведённого еще в 2004 году Киевским международным институтом социологии (КМИС), на русском языке проще общаться дома для 45 % населения Украины, тогда как на украинском  —  для 42 %, одинаково легко общаться на обоих языках  —  13 %[32].

Русский язык активно вытесняется из средней школы, в том числе и в регионах с преобладающим русскоязычным населением. Так по заявлению главы военно-гражданской администрации Донецкой области, где для 93% населения русский является родным языком, Павла Жебривского, 60% школ ведут обучение на украинском языке и задача власти «способствовать их росту»[33]. Руководствуясь этой установкой, власти г. Бахмута, например, (бывший Артемовск) за две недели до начала учебного года перевели обучение в первых классах сразу трех школ на украинский язык, поставив родителей перед фактом. Под требованием оставить русский язык обучения подписались 59 родителей будущих школьников, но местная власть отказала им без объяснения причин.

Также на Украине происходило вытеснение языков национальных меньшинств из общественной жизни. 20 апреля 2016 г. на пленарном заседании Киевского городского совета депутаты поддержали в первом чтении проект решения "О преодолении последствий советской оккупации в языковой сфере"[34]. Соответствующим документом предлагается установить, что в Киеве языком работы, делопроизводства и документации органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций коммунальной формы собственности является государственный язык - украинский.

Также в документе прописано, что все рекламные объявления, вывески, плакаты, афиши, сообщения и другие формы аудио- и визуальной рекламной продукции должны быть написаны на украинском или другом языке с обязательным указанием их перевода или транслитерации на украинский. По распоряжению министра инфраструктуры В. Омеляна к концу 2016 года все билеты, названия станций, объявления, информация на табло г. Киева будет вестись исключительно на украинском и английском языках[35].

На Украине при полном попустительстве властей в 2016 году, также как и все предыдущие, начиная с 2014-го, годы происходил незаконный отъем собственности Украинской православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) и передача ее Украинской православной церкви Киевского Патриархата (УПЦ КП). Борьба за храмы происходит, прежде всего, в Западной Украине, в основном в Закарпатской и Тернопольской областях[36].

Важным моментом является расовое профилирование в деятельности украинских правоохранительных органов. На Украине стандартной является практика, когда нападение на чернокожего с расистскими выкриками или на гея с гомофобскими выкриками, расследуется полицией как хулиганство, а не преступление на почве ненависти.

Характерно, что по официальным данным Генеральной прокуратуры, в Украине за 2016 год было совершено 58 преступлений по мотивам расовой, национальной или религиозной нетерпимости[37]. А только по данным Уполномоченного Верховной Рады по правам человека, в её офис в 2016 году пришло 303 уведомления о случаях дискриминации и нарушения равенства. Это говорит о том, что правоохранительные органы страны стараются не фиксировать насильственные преступления.

Отдельным трендом на Украине в 2015-18 гг. является также терпимое отношение к активистам радикально-националистических и неонацистских организаций. Причем эта терпимость сочетается с официальной глорификацией коллаборационистов времен второй мировой войны.

Практически все праворадикальные организации в этой стране имеют свои военизированные подразделения, которые после смены власти в марте 2014 года были официально введены в состав Национальной гвардии Украины или Вооруженных сил. Участники этих формирований часто являются фигурантами антисемитских и антивенгерских выступлений, межконфессиональных и межрелигиозных конфликтов (значительная часть праворадикалов является неоязычниками), однако практически во всех случаях им удается избежать наказания. Их символика ("волчий крюк", стилизованные свастики) не запрещена законодательством.

Частью идеологии украинских праворадикалов является героизация коллаборационистов времен второй мировой войны и деятелей Директории Украины времен гражданской войны, которые повинны в еврейских погромах. Однако эта идеология полностью разделяется и нынешним руководством страны. Еще 15 мая 2015 года Президент Порошенко в числе т.н. законов о декоммунизации подписал закон "О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке". Среди этих «борцов», критика которых по закону стала криминализированной, оказались ОУН-УПА, действовавшая в первые годы гитлеровской оккупации в союзе с нацистами и «прославившаяся» Львовским еврейским погромом и Волынской резней поляков, а также один из лидеров Украинской Народной Республики (1918-1919) С.Петлюра, чьи солдаты «прославились» жесточайшими еврейскими погромами в годы гражданской войны[38].

Таким образом, противодействие в этом смысле властью не только не оказывается, но наоборот, героизируются палачи. Именами "героев" называют улицы в украинских городах, им ставятся памятники и пр. Эта политика логично подпитывает преступления ненависти, прежде всего на почве антисемитизма[39].

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа