ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. 

Отношение к меньшинствам

Отношение к меньшинствам

В 2015-16 гг. в Польше был зафиксирован один из самых высоких в Европе уровней мигрантофобии.

Опросы демонстрируют относительно высокий уровень ксенофобии польского общества. По данным опроса общественного мнения, проведенного польским Центром исследований общественного мнения (CBOS), результаты которых были оглашены 3 февраля 2013 г. 33% поляков плохо относятся к украинцам, 34% - к евреям, 35% - к туркам, 39% - к русским, 41% - к румынам и 52% - к цыганам[1].

По данным опроса, проведенного тем же исследовательским центром CBOS в январе 2015 г. об отрицательном отношении к цыганам заявили 58% опрошенных, 50% - к русским, 32% - к украинцам, литовцам — 22%, белорусам — 29%, евреям — 32%[2] . По данным опроса, проведенного центром CBOS в марте 2016 года 67% поляков заявили о своей нелюбви к цыганам и арабам, 50% - к россиянам, 37% - к евреям, 34% -к украинцам, 32% - к белорусам, 27% - к литовцам, 26% - к немцам, 13% - к чехам и словакам[3][4][5].

Итоги опросов демонстрируют значительный рост цыганофобии и русофобии, сохранение высокого уровня юдофобии и негативного отношения значительной части поляков к своим восточным соседям. Данные общих опросов подтверждаются более узконаправленными опросами, посвященными отношению к тому или иному народу.

Польский социолог Ян Полещук из Белостокского университета в конце февраля 2013 г. отмечал, что в последнее время заметна радикализация части молодых поляков. Социолог доктор Лукаш Юршичин, один из основателей Общества анализа общественных движений заявил, что публичные акции ультраправых являются «тревожным сигналом, свидетельствующем о радикализации и изоляции в обществе, а может быть, даже предзнаменованием серьезнейших актов насилия в наших городах». Он отметил, что в настоящий момент в польском обществе наблюдается «открытая волна антисемитизма»[6].

Результаты опроса варшавских школьников, обнародованные 19 апреля 2013 г., свидетельствуют о высоком уровне антисемитизма в Варшаве (да и, скорее всего , во всей Польше). 44% школьников ответили, что не хотели бы иметь еврейских соседей. Столько же не желали евреев- членов семьи. 40% не желали бы учиться вместе с евреями в школе. 61% ответили, что прекратили бы общаться со своим другом, если бы он вернулся или перешел в иудаизм. При этом, отвечая на вопросы о периоде Холокоста, 55% сочли крайне ограниченную помощь поляков еврейским соотечественникам в годы Холокоста достаточной, а 11% даже полагали ее избыточной[7] . При этом каждый четвертый (!) назвал концлагеря "успешным проектом" Гитлера[8].

В начале января 2014 г. было опубликовано исследование, проведенное Центром по изучению предубеждений при Варшавском университете, которое обнаружило, что 90% опрошенных, никогда не встречавших евреев жителей Польши, придерживается антисемитских взглядов. Как следует из результатов исследовательского проекта «Доклад меньшинства» фонда «Местное знание», обнародованных в мае 2014 г. , более 67 % респондентов одобряют призывы к ненависти по отношению к цыганскому населению. Чаще всего это мотивируется убеждением, что цыгане «являются ворами»[9].

В 2015 году был зафиксирован рост ненависти к мусульманам. Если в 2014 г. исламофобию демонстрировали 56% опрошенных, то в 2015 их стало уже 66%. По данным опроса Pew Research Center, проведенного весной 2016 г., 88% поляков сочли, что значительное число мусульман в их странах поддерживает ИГИЛ[10][11].

В Польше фиксируется значительная мигрантофобия. Опрос, проведенный в конце 2013 г. показал, что две трети поляков считает, что Польша не должна поощрять иммиграцию из Африки, Азии или Восточной Европы[12]. По данным другого опроса, проведенного CBOS в мае 2015 г. 62% выступили против присутствия в Польше арабов, 41% - россиян, 40% - африканцев, 37% - вьетнамцев, 35% - украинцев[13] . По данным опроса, проведенного в мае 2015 года, 53% поляков были против приема беженцев из стран Ближнего Востока и Африки[14] . По данным опроса, проведенного компанией TNS в октябре 2015 года, 73% респондентов были согласны, что приток беженцев вызывает рост безработицы, 68% респондентов полагали, что появление беженцев вызывает рост преступности. Лишь 30% были согласны с тезисом, что беженцы обогащают экономику и культуру принимающей страны . Согласно проведенному в июне 2016 г. опросу CBOS 53% опрошенных считали, что Польша не должна принимать беженцев, 36% полагали, что Польша должна позволить беженцам остаться, пока они не могут вернуться в свои страны, и лишь 5% полагали, что Польша должна просто разрешить беженцам селиться[15] . По результатам исследований общественного мнения по интеграции граждан африканских стран в Польше, проведенных в 2015 г., сами африканцы отмечали следующие проблемы: вербальная агрессия, случаи физического насилия, повышенное внимание людей из-за редкого цвета кожи, языковой барьер[16]. Фактически, уровень мигрантофобии в Польше в 2015 году стал самым высоким в Европе после Венгрии.

В Польше сильна гомофобия, что неудивительно из-за сильных позиций католической церкви. По данным опросов, проведенных в августе 2015 г., 71% не принимают гражданских однополых партнерств в виде фактического сожительства, 63% не принимают их как юридически оформленные партнерства[17].

Ксенофобия конвертируется в голоса избирателей. По итогам выборов в Европарламент 25 мая 2014 г. партия «Конгресс новых правых», получила 7%, и кресла 4 депутатов[18] . В 2015 г. к власти вернулась партия «Право и справедливость» (набравшая 37% голосов), в парламент прошло ультраправое движение «Кукиз15» созданное музыкантом Павлом Кукизом в союзе с «Национальным движением» (8,81% голосов)[19].

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа