ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. 

Дискриминационные практики в отношении меньшинств

Дискриминационные практики в отношении меньшинств

Исследование, проведенное голландским институтом социальных исследований показывает, что почти четверть жителей Нидерландов испытали какую-то дискриминацию по признаку возраста, пола, этнического происхождения, религии и цвета кожи[1]. В официальной лексике с 1980-х присутствует термин «аллохтоны», имеющий негативную коннотацию, и обозначающий голландцев неевропейского происхождения . По данным Центрального бюро статистики Нидерландов, в настоящее время они составляют почти 22% населения Нидерландов (3,6 млн. человек)[2]. «Аллохтонам» труднее найти и сохранить работу чем «коренным». По данным на март 2015 г. только 49,5% «аллохтонов» имеют постоянную работу[3].

С 2011 года интеграция больше не рассматривается как сфера ответственности правительства. В 2015 г. Общенациональная организация национальных меньшинств (Landelijk Overleg Minderheden, LOM), бывшая партнером правительства в политике интеграции меньшинств, лишилась этого статуса и полагающегося финансирования[4] . В настоящий момент происходит сворачивание программ интеграции мигрантов, предполагается, что те должны будут оплачивать интеграцию сами.

Происходит сегрегация системы образования с разделением на школы для «коренных» и «аллохтонов». Это привело к скандалу в мае 2015 г., когда около 100 школьников - арабы, турки, африканцы, марокканцы - в сопровождении своих родителей и учителей, вышли на улицы, одетые в ослепительно белые футболки украшенные надписью "Это достаточно бело для вас?". Они скандировали: "Не думаю, что черный, не думаю, что белый, не думаю, что черно-белый: думаю, что цвета вашего сердца»[5].

Можно также отметить дискриминацию беженцев и просителей убежища, которые подвергаются задержанию, им не дают возможности подать апелляцию на отказ в праве получения убежища[6] . Директивы правительства требуют, чтобы власти не задерживали лиц, ищущих убежища, под арестом более трех месяцев, но эти сроки часто превышаются в несколько раз . Только из-за сильного давления НПО правительство в 2014 г. отказалось от планов криминализации нелегальной миграции.

Отмечается укоренение среди представителей гаагской полиции ксенофобских стереотипов и практики этнического профилирования, когда задержания проводятся по принципу этнической принадлежности, а в отношении подозреваемых из числа меньшинств чаще применяется насилие . При этом руководство полиции прежде всего блюдет корпоративные интересы, стараясь защищать попавшихся на насилии офицеров .По данным самих мусульман 51% заявлений, поданных в полиций в случае осквернения мечетей, фактически оставались без рассмотрения[7].

Исследование, проведенное правительством Нидерландов в регионе Амстердам-Амстелланде в 2016 году, выявило, что сотрудники полиции принимают решения о выборочной проверке документов или о задержании на основании профилей «подозрительных граждан». Эти профили в значительной степени основаны на таких характеристиках, как возраст, цвет кожи и этническое происхождение. В исследовании был сделан вывод о том, что эти стереотипы доминируют в соответствующих полицейских подразделениях. В результате молодые люди (в большей степени, чем женщины) из этнических меньшинств подвергаются более частым проверкам, чем другие[8].

Наиболее ярким подтверждением результатов этого исследования стало нашумевшее задержание известного рэппера Тайфуна, которого остановили полицейские, поскольку, как позже объяснил офицер, "человек с таким темным цветом кожи не может вести такой дорогой автомобиль"[9].

В миграционной политике больше внимания уделяется интеграции, в то время как в настоящее время сокращена государственная помощь обучению языку, например. Это противоречие только способствовало дальнейшему обострению положения многих мигрантов. В 2017 году голландский суд по аудиту опубликовал доклад, в котором были раскритикованы законодательные изменения в отношении интеграции последних мигрантов, поскольку они обнаружили, что модифицированный процесс интеграции не обеспечил адекватную поддержку новым мигрантам.[10]

В настоящее время полицейским запрещается носить религиозные одежды, такие как платки или распятия, а также другие религиозные или политические символы с полицейской униформой на том основании, что такие снаряжения могут нанести ущерб беспристрастности полиции и что офицеры должны представлять нейтральный и единообразный вид. Кроме того, считается, что запрет направлен на безопасность офицеров.[11] Однако недавно вопрос о том, должны ли полицейским разрешаться носить платки, вновь стал обсуждаться. Впрочем, решение до сих пор кажется противоречивым. В ноябре 2017 года Нидерландский институт по правам человека опубликовал необязательное постановление о том, что голландская полиция ошибалась, запрещая женщине-мусульманке носить платок на задании, в котором контакты с общественностью были ограничены.[12] Учитывая тот факт, что полиция не должна делать «запретное различие на основе религии», постановление применяется только к делу вышеупомянутого полицейского, не предлагая более широкого толкования запрета на демонстрацию религиозных символов, таких как ношение косынки.[13]

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа