ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций.

Отношение к меньшинствам

Отношение к меньшинствам

Этнические меньшинства Австрии.

Конституция Австрии закрепляет права автохтонных меньшинств, включая права представительства, финансирования, языка и образования. Эти права иногда приводили к конфликту на региональном политическом уровне. Поэтому, хотя в прошлом австрийское правительство в целом соблюдало эти права, некоторые из них по-прежнему оспаривались. Конкретный давний конфликт касается языковых прав этнических меньшинств в Австрии, предусмотренных Федеральной конституцией Австрии, в котором содержится призыв к уважению и поощрению прав этнических групп. Права хорватских и словенских этнических групп изначально были изложены в Государственном договоре 1955 года, который признает хорватский и словенский языки в качестве официальных языков в дополнение к немецким в Бургенланде, Каринтии и Штирии, где существовали значительные «смешанные» популяции. Государственный договор также запрещает акты дискриминации.

Особые права были предоставлены хорватским, словенским, венгерским, чешским и словацким этническим группам и рома также в соответствии с Законом об этнической группе («Volksgruppengesetz») 1976 года, а также рядом других законов и правил. Через год были созданы Этнические консультативные советы для оказания помощи федеральному правительству во всех вопросах, касающихся хорватских, словенских, венгерских и чешских меньшинств Австрии. Требование о том, чтобы языковые права этих официальных меньшинств были защищены, вызвало опасения еще большей сегрегации, которая, возможно, противоречила намерениям Государственного договора. Кроме того, в Законе 1976 года требовалось, чтобы топографические знаки на языке меньшинства были помещены в дополнение к немецким только в том случае, если «значительная часть населения» принадлежала к этому меньшинству, что было интерпретировано как означающее "25 процентов местного населения". Эта часть была успешно оспорена хорватской общиной Бургенланда в Конституционном суде в 1987 году, что вызвало политическую борьбу на многие десятилетия за изменение названий мест, которые были урегулированы только в 2011 году.

Если говорить об отношении общества к автохтонным меньшинствам, то здесь нельзя говорить о каком-то весомом уровне ненависти в общественном сознании. Реальным же объектом социального неприятия являются иностранцы, прежде всего мигранты. Евробарометр еще в 2015 году показал, что австрийское население очень скептически относится к иностранцам, намного хуже, чем в среднем по Европе, особенно в отношении иммигрантов из-за пределов ЕС. Он также указал на то, что большинство австрийцев не доверяют общеевропейскому контролю за «нелегальной иммиграцией» и предпочитают доверить этот вопрос в своих национальных границах своему правительству. Кроме того, решительное неодобрение у большинства коренного населения Австрии вызывает общая европейская иммиграционная политика.

Эти тенденции были подкреплены так называемым «кризисом беженцев» в 2015/2016 годах, что вызвало у двух третей австрийцев чувство беспокойства. Вторым фактором, оказавшим влияние на антииммигрантские чувства австрийцев, была деятельность политических партий: с 1990-х годов FPÖ последовательно проводила кампании против иммигрантов, делая из них "козлов отпущения" по всем социально-экономическим проблемам, увязывая их с преступностью и, в последнее время, с терроризмом. В последние годы АНП (ÖVP) в немалой степени присоединилась к ней, требуя на выборах 2017 г. закрытия границ. Третий способствующий фактор - это таблоидные СМИ с широким охватом - главным образом газеты Kronen Zeitung и Österreich, которые хорошо известны ксенофобскими взглядами.По данным ZARA, австрийской неправительственной организации, которая документирует дискриминационное поведение в отношении мигрантов, иностранных граждан и этнических меньшинств, негативное отношение к этим группам в 2016 году публично проявилось наиболее активно в Интернете (30%), в общественных местах (20%), при доступе к товарам и услугам (16%), в политике и в средствах массовой информации (9%), в предоставлении рабочих мест (3%). Это может быть связано с относительно жесткими антидискриминационными законами Австрии, касающимися трудовых отношений, но это также указывает на тревожную тенденцию к большей общественной дискриминации и ксенофобским нападениям.

Это включало и призыв к мусульманским женщинам убрать платки с головы и вуаль с лица; к устным и даже физическим атакам на людей с другим цветом кожи; к негативному отношению к выступлению на языке, отличном от немецкого; в сообщениях электронной почты, направленных без разбора в домохозяйства в Нижней Австрии, с утверждениями, что преступления против личности совершаются в основном иностранными гражданами, мигрантами, просителями убежища и людьми, которые только недавно стали австрийскими гражданами. Это касается также распространения стереотипов относительно африканских мужчин, якобы преследующих европейских женщин; языковых запретов в школах и в спортивных клубах для языков, отличных от немецкого, и разговоров о «хороших иностранных языках», таких как английский или французский.

В некоторых австрийских средствах массовой информации такие заявления и часто преувеличенные или просто ложные сообщения («поддельные новости») способствовали формированию все более ксенофобского климата в обществе. Например, в январе 2016 года в таблоидной газете Kronen Zeitung была опубликована статья под названием «Просители убежища - полиция скрывает преступления?», в которой утверждалось, что австрийская полиция сознательно удерживает или даже скрывает информацию о «лицах, ищущих убежище», которые, якобы, совершают преступления. В статье подробно описывается несколько преступлений и утверждается, что они «оставляют много возможностей для спекуляций» и продолжают предлагать такие спекуляции в форме увязывания преступлений с лицами, ищущими убежища, без каких-либо доказательств или подтверждения. Отказ полиции подтвердить, что эти преступления действительно были совершены лицами, ищущими убежища, зкак правило, воспринималось ультраправыми как сокрытие информации и цензуру.

Эта линия аргументации - круговая порука - напоминает теории заговора, продвигаемые крайне правыми популистами, такими как австрийский FPÖ. Помимо такого явно неэтичного поведения журналистов, в австрийских таблоидах также наблюдается тенденция сообщать о преступлениях, совершенных иностранными гражданами, особенно беженцами и просителями убежища, в других европейских странах, тем самым значительно увеличивая видимость преступной деятельности, связанной с этими группами.

Начиная с пика миграционного кризиса в 2015 году, большое количество австрийцев (публично и конфиденциально) помогали беженцам в их интеграции, проявляя бесчисленные инициативы на низовом уровне. Это варьируется от простого предоставления воды и продуктов питания тем, кто прибывает на венские вокзалы, добровольной работе по обучению немецкому языку, консультированию и поддержке беженцев во время их ходатайства о предоставлении убежища, до организации общественной деятельности и т. д. Многие австрийские предприятия снова и снова проявили инициативу и приветствовали беженцев в смысле запуска программ по найму и обучению беженцев. Возможно, самым заметным признаком стал концерт «Голоса для беженцев», который был проведен в Вене в октябре 2015 года, в разгар движения беженцев в Австрию и через нее , но меньшие демонстрации поддержки беженцев продолжались с нерегулярными интервалами - как правило, в знак протеста против новых, более ограничительных законов или проявления солидарности в конкретных случаях.

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа