ruen
×

Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. Интернет-платформа для изучения ксенофобии, радикализма и проблем межкультурных коммуникаций. 

Ксенофобная риторика

Ксенофобная риторика

Лидер радикально-националистической партии "Йоббик" Габор Вона.

В течение 2015 года в общественном дискурсе в Венгрии преобладали настроения, которые диктовались кризисной ситуацией с беженцами. Эта тема активно использовалась правительством, правящей партией Фидес и крайне правой партией Йоббик для того, чтобы извлечь выгоду из ксенофобских и антииммиграционных настроений. В итоге заявления ведущих правительственных чиновников и политиков подтолкнули политический дискурс в более ксенофобском и радикальном направлении.

Инициатором радикализации курса в январе 2015 г. стал премьер-министр Виктор Орбан и его правая популистская партия Фидес. При упоминании лиц, ищущих убежища в Венгрии, правительственные чиновники и политики Фидес намеренно и последовательно использовали термины "экономические иммигранты" и "нелегальные иммигранты ", предполагая, что все мигранты покинули свою родину по экономическим причинам, и они только делают вид, что являются беженцами. Они не делали никакого различия между людьми, поступающими из зоны военных действий и имеющими перспективу статуса беженца, и людьми, которые не происходят из кризисных районов и чьи шансы получить статус беженца были довольно низкими.

Поступая таким образом, правительство руководствовалось политическими мотивами, формируя в обществе образ "общего врага", против которого правительство принимает решительные меры, чтобы защитить нацию. Для того, чтобы доминировать в общественной дискуссии, правительство сделало все для того, чтобы расколоть политический спектр на два лагеря: на тех, кто, якобы, служит национальным интересам, и, следовательно, выступает против иммиграции и приема какие-либо беженцев в Венгрии, и тех, кто поддерживает миграцию и, следовательно, "предает венгерские интересы".

Антииммиграционные курс правительства и правящей партии Фидес был запущен премьером Орбаном в январе 2015 года, когда он принял участие в шествии в память жертв нападения Charlie Hebdo в Париже. В этот день он заявил Венгерского новостному агентству (MTI), что иммиграция является плохой вещью для Европы, так как это приносит только неприятности и опасность для народов, ее населяющих.

"Мы [венгры],-сказал он,- не хотим видеть значительного размера меньшинства с различными культурными особенностями среди нас. Мы хотим сохранить Венгрию как Венгрию".

Уже на следующий день, Антал Роган, лидер парламентской фракции ФИДЕС, сделал анти-мусульманские и анти-иммигрантских заявления о том, что присутствие мусульманских общин меняет внутренний порядок христианских стран Западной Европы и что не в интересах Венгрии принимать экономических мигрантов с традициями, совершенно отличными от венгерских.

По инициативе Фидес, парламент провел дебаты по кризисной ситуации с беженцами 20 февраля. В ходе дискуссии под названием "Венгрия не нуждается в экономических иммигрантах", депутаты партии "Фидес" воспользовались резким ростом антииммигрантских настроений, в том числе наиболее популярных и широко распространенных предрассудков в отношении беженцев: они использовали грубые термины для описания беженцев и демонизации их. Во взглядах законодателей Фидес, иммигранты делая вид, что они являются беженцами, массово злоупотребляют международным правом, распространяют болезни, совершают поджоги (как они устанавливают улицы в огне в Швеции), совершают кражи и насильственные преступления.

После резкой риторики, правительство обратилось к действиям и начало так называемую «Национальную консультацию по вопросам иммиграции и терроризма" в апреле 2015 года.

По данным правительства, "консультация", которая состояла из вопросника с двенадцатью вопросами, присланными по почте каждому гражданину в возрасте старше 18 лет (более 8 миллионов опросных листов), была направлена на подготовку более строгих иммиграционных правил. В предисловии к анкете, подписанной В.Орбаном, лица, ищущие убежища, опять характеризовались как "экономические мигранты". При этом утверждалось, что "экономические мигранты пересекают границу незаконно, делая вид, что они являются беженцами, в то время как на самом деле, они ищут социальные пособия и рабочие места".

По словам премьера, растущее число «экономических мигрантов» создает новый тип угрозы для Венгрии. "Так как Брюссель потерпел неудачу в обращении с иммиграцией, - было написано в обращении,- Венгрия должна следовать своим собственным путем. [...] Нам не нужны экономические мигранты, создающие угрозу рабочим местам и средствам к существованию венгерского народа ". После такого предвзятого введения, граждан попросили ответить на вопросы и вернуть вопросник к правительству. Фактически консультации, которые подавались как обследование и научный опрос, фактически являлись средством неприкрытого давления на избирателя. Например, вопрос № 3 анкеты: "По некоторым данным, иммиграция, с которой плохо справляется Брюссель, связана с расширением терроризма. Согласны ли вы с этим мнением? "; Вопрос 12:"Согласны ли вы с венгерским правительством, что вместо поддержки иммигрантов, необходима поддержка венгерских семей с детьми ? "

В целом, консультация, которая состояла из пристрастных вопросов, связывающих иммиграцию с угрозами безопасности и доходов, были направлены не на выявление общественного мнения по вопросам миграции, а на манипулирование им.

Консультации критиковали как внутри страны (например, со стороны оппозиционных партий и НПО), так и на международном уровне (например, со стороны Европейской комиссии, различных членов Европарламента, Совета Европы, УВКБ). В ходе пленарного обсуждения по вопросу о положении в Венгрии в Европейском парламенте 19 мая, первый вице-президент Европейской комиссии Франц Тиммерманц сказал, что "консультации с общественностью, построенные на основе предвзятости и даже вводящие в заблуждение вопросах, на предрассудках об иммигрантах, вряд ли может считаться справедливой и объективной основы для разработки обоснованной политики. Обрамление иммиграции в контексте терроризма, изображение мигрантов как угрозы для рабочих мест и средств к существованию людей, злонамеренно и просто неправильно. - Это будет только поддерживать неправильные представления и предрассудки".

Уполномоченный по правам человека Совета Европы Нилс Муйжниекс заявил, что содержание вопросника было "неприемлемым" и было направлено на поддержку "нетерпимости в отношении мигрантов". Он призвал правительство принять "более гуманный подход к вопросам миграции, ссобразующийся с принципами прав человека».

8 мая, Региональный представитель УВКБ ООН в Центральной Европе, Монсеррат Ф. Вийе выступил против роста ксенофобии в Венгрии и выразила озабоченность по поводу формулировок вопросника, заявив, что "вопросы намеренно ставили на одну доску беженцев и просителей убежища с так называемыми" экономическими мигрантами» и ошибочно обвиняли беженцев в предполагаемых угрозах для Венгрии и Европы."

В общем, антииммиграционная кампания правительства в 2015 году использовала популистскую и ксенофобскую риторику, которая напоминает послания крайне правыхполитиков в других странах Европы. Венгерское правительство связало миграцию с терроризмом, преступностью и безработицей. Правительственные чиновники обвинили мигрантов в распространении болезней, в совершении преступлений, краже рабочих мест у венгров. Очень хороший пример был представлен Ласло Посаном (Laslo Pósán), членом парламента от фракции Фидес, который во время пресс-конференции в апреле заявил, что политкорректность подходит только для подавления реальных проблем и для листинга на преступлений, совершенных жителями лагеря беженцев в Дебрецене. Он поставил риторический вопрос: кто был бы счастлив, если его / ее ребенок был бы окружен "шестью черными африканцами с угрожающими движениями и тоном" во время поездки домой в автобусе?

Следующим актом антииммиграционной кампании правительства стала рекламная кампания, начатая в июне. Рекламные щиты появились по всей стране и содержади три типа сообщений: 1). "Если вы приехали в Венгрию, вы должны уважать нашу культуру" 2) "Если вы приехали в Венгрию, вы должны уважать наши законы" 3) "Если вы приехали в Венгрию, вы не можете занимать рабочие места венгров."


Надпись на уличном постере в Будапеште: "Если вы приехали в Венгрию, вы не должны занимать рабочие места венгров"

Несмотря на то, что правительственные чиновники настаивали, что кампания была направлена ​​на мигрантов и торговцев людьми, рекламные щиты появились только на венгерском языке и только в Венгрии. Этот факт приводит к очевидному выводу, что данная рекламная кампания преследовала исключительно внутриполитические цели.

Общественные средства массовой информации, которые во многих случаях оказалась под влиянием правительства, сообщали о кризисной ситуации с беженцами в необъективной и одномерной манере, которая способствовала разжиганию ненависти и ксенофобских настроений. Венгерский Хельсинкский комитет (ВХК) возражал против этой практики в письме, адресованном председателям государственных средств массовой информации в июне 2015 года. Согласно ВХК, государственные средства массовой информации указывают на беженцев как на козлов отпущения и представляют их как отвратительных и страшных людей, которые наносят вред Венгрии.


2 октября 2016 года в Венгрии прошел референдум о квотах по приему беженцев. В преддверии референдума власти страны запустили ксенофобную кампанию, направленную против мигрантов

Правительственные чиновники часто использовали тему интеграции рома в качестве оправдания тому, почему Венгрия не в состоянии принимать каких-либо "экономических мигрантов". Ярким примером был комментарий министра юстиции Ласло Троцсани (Laslo Trócsányi), который во время обсуждения системы миграционных квот Европейского союза сказал в интервью Inforádió в мае 2015 года, что Венгрия не может принять больше ни одного "экономического мигранта", поскольку интеграция 800 000 рома уже создает огромную нагрузку для страны.

Бела Лакатош, член партии Фидес и лидер общины рома назвал комментарий Троцсани неприемлемым. По его мнению, его заявление подстрекает к антицыганским настроениям, предполагая, что из-за большого объема средств, потраченных на интеграцию рома, страна не в состоянии финансировать другие социальные программы. Оппозиционные партии, кроме Йоббик призвали министра юстиции уйти в отставку. В ответ на это, министр сказал, что он "сходу отвергает «возмутительные» и «безосновательные» обвинения против него оппозиционных партий. Троцсани сказал, что забота о цыганском населении Венгрии является приоритетным и "моральным долгом". Он также сказал, что он гордится тем, что Венгрия приняла стратегию в отношении рома Европейского союза во время своего председательства в ЕС.

Ксенофобская риторика демонстрировалась премьер-министром страны Виктором Орбаном в отношении ЛГБТ-сообщества. В мае 2015 года, сразу же после Международного дня борьба с гомофобией, отвечая на вопрос корреспондента интернет-издания "Индекс" о том, почему правительство Венгрии не сделало никаких заявлений по этому поводу, он сказал: "Венгрия является серьезной страной. Она принципиально основана на традиционных ценностях. Венгрия является толерантной страной. Толерантность, однако, не означает, что мы будем применять те же законы для людей, чей образ жизни отличается от нашего собственного. Мы делаем четкое различие между ними и нами". Кроме того, он выразил благодарность венгерскому LGBTQ сообщества за то, что оно "не демонстрирует провокационное поведение". При этом премьер-министр отметил, что пока члены LGBTQ - сообщества находятся в безопасности, но если "сообщество гомосексуалистов станет более провокационным, я думаю, что нынешнее мирное, спокойное равновесие прекратится. Никто не выиграет от этого[1]".

Еще один крупный инцидент произошел в связи с ежегодным гей-парадом под названием Budapest Pride. За месяц до этого события, stván Tarlós, мэр Будапешта и Máté Kocsis, мэр 8-го района Будапешта (все члены правящей партии Фидес) сделали негативные комментарии по поводу этого парада. По мнению Kocsis, это мероприятие не должна было проводиться в зоне всемирного культурного наследия (на проспекте Андраши), вместо этого он должен иметь место на стоянке оптового рынка, например. Через неделю, г-н Tarlós сказал, что "он не понимает," почему парад - это хорошо и "он боится, что это мероприятие не достойно исторической среды проспекта Андраши". И, кстати, он лично считает "весь этот феномен неестественным и отвратительным"[2].

Возврат к списку

© 2017 Гражданская нация
Изготовление сайта – НБС-Медиа